00:21 

~Находка дня

Leella
Нет, вы не правы. У меня нет мании величия. Великие люди ей не страдают.
Сегодня ввожу новый тэг "Необыкновенные женщины". Буду сюда вливать найденные мною ссылки, фотографии и просто интересные факты о женщинах поразивших меня теми или иными своими качествами.
Начнем, пожалуй, вот с этой невероятно красивой леди.

Довима

Годы активной работы
1950-1960

Самая знаменитая и самая высокооплачиваемая ($75 в час) модель своего времени. Ненавидела свою работу, считая, что к моделям относятся несерьезно.
Ричард Аведон называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». Она была величественной, элегантной, недосягаемой, желанной.
Довима была топ-моделью, любимицей Ричарда Аведона после Дориан Ли и до Сьюзи Паркер, но не только. Довима – квинтэссенция всего, что ценили в моделях в 1950-х.
- Довима была недалекая и малообразованная, но совершенно потрясающая, - говорит знаменитая модель 50-х Дориан Ли.

Дороти Вирджиния Маргарет Джуба родилась в Квинсе в 1927 году и была наполовину полькой, наполовину ирландкой. У нее были темные волосы и красивые глаза, благодаря которым она ещё ребенком часто побеждала в конкурсах красоты.
В десять лет До (Doe) заболела ревматизмом и провела в постели семь лет. Она училась дома и разговаривала по телефону с приходящими учителями. До мечтала стать балериной. В двенадцать лет она стала подписывать свои письма и рисунки, взяв по двум первым буквам от каждого из своих имен: До-Ви-Ма.
До Джуба была объявлена полностью здоровой в восемнадцать лет.
Я никогда не считала себя красивой женщиной, - сказала она однажды. – Ребенком я была костлявым, долговязым существом с уродливыми передними зубами – я сломала их, играя в мамином шкафу.
В 1948 году она вышла замуж за Джека Голдена, сироту, который работал в банке и жил этажом выше. Он переехал вниз, в ее спальню. Шесть месяцев спустя До выгнали из рекламного агентства, где она иногда подрабатывала. Она ждала у лифта на Лексингтон-авеню, 480 – чтобы встретиться с приятельницей, как вдруг кто-то схватил ее за руку и сказал:
- Пойдемте со мной!
Спустя несколько минут она обзавелась новой прической и получила 17,5 долларов за позирование для журнала Glamour.
- Это был молниеносный успех, - рассказывала До. – Меня направили к Эйлин Форд.
На следующий день она уже позировала Ирвингу Пенну. Пенн попросил ее улыбнуться. Она бросила на него загадочный взгляд, не желая показывать свои ломаные, потемневшие передние зубы. Пенн спросил, как ее зовут.
- Довима, - ответила она.
- Она была суперутонченной моделью эпохи утонченности – уж точно не девушкой из соседнего дома, - сказал однажды о ней Джерри Форд.
Но на самом-то деле Довима как раз была девушкой из соседнего дома.
- Я всегда чувствовала себя как будто в фильме, - говорила она, - и я снимаюсь в этом фильме, только на самом деле это не я.

Довима всегда считала свою жизнь историей Золушки, и неудивительно, что она сама запланировала счастливый конец.
- Я не хочу ждать, пока камера станет жестокой, - говорила она.
Хотя Довима продолжала позировать до 1962 года, позже она говорила интервьюеру, что решение пришло к ней на верхней ступеньке кованой железной лестницы в студии Аведона в 1959-м. Она была одета во что-то ярко-розовое и держала огромную букву «А», которая должна была стать частью логотипа Harper’s Bazaar на обложке. Посмотрев вниз, она вспомнила совет друга уйти, когда она окажется на вершине.
- Это моя последняя съемка, - сказала она изумленному Аведону.
Он открыл бутылку Dom Perignon.

В 1968 году, не добившись хоть какого-то вразумительного успеха в Голливуде и устав спать с продюсерами, До вернулась в Нью-Йорк и подписала контракт с новым агентством Wilhelmina Models, согласно которому должна была интервьюировать поступающих моделей и помогать на семинарах по искусству макияжа и создания модных причесок. Через два года ей это надоело и захотелось двигаться дальше. Она разослала письма потенциальным спонсорам, чтобы открыть свое собственное дело. «Настало время для появления агентства Довимы», - было написано там. На самом деле время не настало, но Довима продолжала заниматься этим проектом и в конце концов открыла на деньги бизнесмена Берни Корнфилда «Talent Management International».
И хотя это было вполне достойное агентство, шансов у него не было. Когда у Корнфилда начались проблемы с законом, он просто закрыл его. На этом и закончилась карьера Довимы.

Вскоре она уже работала продавщицей в магазине одежды. Потом она перенесла тяжелую пневмонию и в 1974-м переехала во Флориду, чтобы быть поближе к своим родителям.
- Я выкинула свои накладные ресницы, - говорила она.
В конце концов Довима нашла свое счастье с Вестом Холлингвортом, барменом в ресторане, где она работала официанткой.
- Наконец-то она нашла человека, который полюбил её, - говорит ее коллега по модельному бизнесу Рут Нойман. – И плевать, что приходилось обслуживать столики.
Они поженились в 1983-м году и 3 года были счастливы. Их счастье было прервано, когда у Холлингворта диагностировали рак. В 1986 году его не стало. Довима так никогда и не смогла оправиться после этой трагедии.
Вскоре после этого у нее обнаружили рак груди, и пришлось сделать мастэктомию. Следующие четыре года она прожила одна, несчастная и чаще всего «пьяная в задницу», по выражение модели Нэнси Берг. Довима скончалась 3 мая 1990 года. Последним выражением преданности, от которого у Эйлин Форд до сих пор сжимается горло, было то, что Довима поручила своему бывшему агентству управление ее имуществом.
- Я поехала и вскрыла сейф, - говорит Форд. – В нем было всего сто долларов.
Довима познала много жизней: инвалида, топ-модели, жены, матери, актрисы и официантки. Но это не имеет значения – ее наследие и вклад в моду и модельный бизнес остается самым заветным. Она была моделью, супермоделью и это навсегда…

К слову, если посмотрите на ссылки, то в тексте некоторых указаны год, фотограф и издание, для которого делался снимок.























@темы: photo, Необыкновенные Женщины

URL
   

Chez moi ~

главная